Бунин Иван Алексеевич
Бунин Иван Алексеевич
1870-1953

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)


Рассказ "Вести с родины"
Бунин Иван Алексеевич - Произведения - "Вести с родины"

"A право, - с улыбкой подумал Волков, сидя вечером в собрании сельскохозяйственного общества, - нигде так не развиваются способности к живописи, как на заседаниях! Ишь, как старательно выводят!"
Головы сидящих за зеленым освещенным столом были наклонены; все рисовали - вензеля, монограммы, необыкновенные профили. Чай, бесшумно разносимый сторожами, изредка прерывал эти занятия. Спор вице-президента с одним из членов общества на время оживил всех; но доклад, который монотонно начал читать секретарь, снова заставил всех взяться за карандаши. Рассеянно глядя на белую руку президента, в которой дымилась папироса, Волков почувствовал, что его трогают за рукав: перед ним стоял его товарищ по агрономическому институту и сожитель по меблированным комнатам, поляк Свида, высокий, худой и угловатый в своем старом мундире.
- Здравствуйте, - сказал он шепотом, - о чем речь?
- Доклад Толвинского: "Из практики сохранения кормовой свекловицы".
Свида сел и, протирая снятые очки, утомленными глазами посмотрел на Волкова.
- Там вам телеграмму принесли, - сказал он и поднял очки, разглядывая их на свет.
- Из института? - быстро спросил Волков.
- Не могу знать.
- Из института, верно, - сказал Волков.
И, поднявшись торопливо, на цыпочках пошел из залы. В швейцарской, где уже не надо было держать себя напряженно, он вздохнул свободнее, быстро надел шинель и вышел на улицу.
Дул сырой мартовский ветер. Темное небо над освещенной улицей казалось черным, тяжелым пологом. Около колеблющихся в фонарях газовых рожков видно было, как из этой непроглядной темноты одна за другой неслись белые снежинки. Волков поднял воротник и быстро пошел по мокрым и блестящим асфальтовым панелям, засовывая руки в карманы.
"И чего только не рисуют, - думал он. - И как старательно!"
Темнота, сырой ветер, треск проносящихся экипажей не мешали его спокойному и бодрому настроению. Телеграмма, верно, из института... Да она теперь и не нужна. Он уже знал, что через полмесяца будет помощником директора опытного поля; перевезет туда все свои книги, гербарии, коллекции, образцы почв... Все это надо будет уставить, разложить (он уже ясно представлял себе свою комнату и себя самого за столом, в блузе), а затем начать работать серьезно - и практически, и по части диссертации...
- "Восста-аньте из гробов!" - пропел он с веселым пафосом, заворачивая за угол, и столкнулся с невысоким господином, у которого из-под шапки блеснули очки.
- Иван Трофимыч?
Иван Трофимыч живо вскинул кверху бородку и, улыбаясь, стиснул руку Волкова своею холодною и мокрою маленькой рукою.
- Вы откуда?
- Из сельскохозяйственного, - ответил Волков.
- Что же так рано?
- "По домашним обстоятельствам". А вы?
- Из конторы. Работаем, батенька...
- У вас, значит, и вечерние занятия?
- Да, то есть нет, только весною - к отчету подгоняем... Да скверно, знаете... Даже не скверно, собственно говоря, а прямо-таки - подло... Бессмыслица...
Иван Трофимыч запустил руки в карманы и съежился в своем пальтишке с небольшим, потешным воротником из старого меха.
- Почему? - спросил Волков. Иван Трофимыч встрепенулся.
- То есть как почему? Да на кой черт кому нужна эта работа? Какой смысл, позвольте спросить, в этих пудо-верстах, осе-верстах, пробегах и во всяких этих столах переборов и всяческих ахинеях?
- Ну, положим, смысл-то есть...
- Белиберда! - воскликнул Иван Трофимыч с сердцем. Волков снисходительно улыбнулся.
- Ну, идите куда-нибудь еще, - сказал он спокойно
- То есть куда это?
- Да у вас ведь имеется диплом?
- Самый форменный.
- Ну, и что же?
- Ну, и что же? - повторил Иван Трофимыч, поднимая брови и сверкая очками. - Вы думаете, я не ушел бы? Да ради бога - куда угодно! Вы подумайте только, - начал он с напряжением, отчетливо, беря Волкова за борт пальто, но Волков перебил его:
- Отчего же не идете?
- Вам сколько лет? - вдруг спросил Иван Трофимыч.
- Двадцать четыре года и пять месяцев. А что?
- Ну, вот видите! А мне сорок... И, главное, никуда, то есть так-таки никуда меня не пустят. Я ведь якутский человек. Понимаете? Вот теперь люди мрут от голода, есть живое, святое дело... Понимаете? Святое! А разве нас с вами пустят туда?
- Я занимаюсь наукой и работаю, могу сказать, серьезно, - сказал Волков.
- И пудо-верстами вы бы занялись так же серьезно?
- Пожалуй, и пудо-верстами... Я, право, не понимаю, господа...
- Прекрасно, - почти закричал Иван Трофимыч, - я отлично знаю, что вы, господа, многого действительно не понимаете! Только вот что, батенька, - утешаю себя недоверием, понимаете, утешаю себя тем, что многие из вас только играют в эту трезвость! Разумеется, уже сама по себе эта игра...
Страницы: 1 2 3 4

Бунин Иван Алексеевич - Произведения - "Вести с родины"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"