Бунин Иван Алексеевич
Бунин Иван Алексеевич
1870-1953

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)


Рассказ "Всходы новые"
Бунин Иван Алексеевич - Произведения - "Всходы новые"


 
   В усадьбе праздник - весна.
   Днем жарко, весело, в голубом небе круглятся белые об­лака. Припекает облупившуюся железную крышу дома, мохнатые бревенчатые стены его, черные стекла окон. В слуховом окне, против солнца, воркуют голуби. На сохну­щем и рассыпающемся фундаменте, на сирени палисадника липнет много крупных мух. Караковый жеребец князя сто­ит в пустой поварской, в длинной черной избе крепостных времен. Он беспокоится, не ест овса, насыпанного в лоток на лавке. Просунув голову в окно без рамы, он глядит на ши­рокий зазеленевший двор и жалобно-страстно ржет.
   Князь понемногу приходит в себя после долгой зимы. И эту зиму запивал он - все от одиночества, как говорят все; когда бывал трезв, ходил на охоту, играл в карты у лавочни­ка, сидел в людской с работниками, случалось, и обедал с ними, а не то читал в своем теплом кабинете и часов в шесть ложился спать. Теперь он выходит из дому чаще, отдает распоряжения. Бесстрастно восточное лицо его с большими седеющими усами.
   Князь вспомнил, что пора чистить, подметать сад: уж та­ков спокон веку обычай. И приказывает старосте пригнать девок-поденщиц. Девки весь день поют, сгребая листву по аллеям, по дорожкам; их красные и желтые сарафаны мель­кают в голом, нежно зеленеющем саду. В доме растворены двери на крыльцо, раскрасневшаяся баба с подоткнутым подолом и коленками цвета моркови яростно моет полы в зале; в рамах, с треском выдираемых другой бабой, сверка­ют на солнце стекла и зеркальными зайчиками озаряют по­толки. Льется теплый, солнечный воздух в комнаты, шумят воробьи на сирени возле дома... Князь, в одной косоворот­ке, в плисовых вытертых шароварах и дегтярных сапогах, ходит с работниками по осеке за сараем, выставляет из ом­шаника колодки, полные сердитого и певучего жужжания.
   В воскресенье на Фоминой, как опять-таки ведется спо­кон веку, молятся в поле, на озимях. Молится все село, за­казывает молебен и платит из своих скудных средств - князь.
   Ночь накануне холодная и лунная. Девки-поденщицы си­дят на крыльце людской, вполголоса поют и оговаривают друг друга: грех, завтра праздник большой. Они живут в са­ду, в бане, но нынче баню топили, князь купается. Когда он, накинув на плечи тулуп, проходит туда в лунном свете по двору, они бегут в светлый сад, под окна бани и, давясь тем особенным таинственным смехом, которым смеются жен­щины весной, в лунные ночи, заглядывают, швыряют в стек­ла сучками. Князь с медлительной усмешкой стучит кула­ком в стену. Купается и кучер князя, Николай, в той избе, где стоит жеребец: приносит туда два ведра, ставит на лавку зажженный огарок. Девки подбегают под окно без рамы, швыряют и в него. Косится на них, шуршит мокрой соломой, накиданной на полу, упруго перебирает ногами обеспокоен­ный огнем жеребец, а Николай сидит на соломе и намыли­вает голову. Услыхав смех под окном, он вскакивает и, с серьезным лицом, с седой от мыла головой, начинает пля­сать, потрепывать себя по голым мокрым ляжкам.
   Утро теплое, солнечное. Приятно, когда звонят колокола в такое утро, приятно наряжаться под этот звон. Мягче куд­рявятся белые облака над садом, млеет яркая синева между ними; со двора видно, как в полях, над зеленями и лиловею­щими пашнями, бегут, струятся испарения.
   - Дождь будет, парит, - сказал староста, обходя с овечьими ножницами в руке поставленный возле людской продранный стул, на который покорно, заранее вытянув и согнув шею, покрытый по плечам полотенцем, сел Николай в распоясанной рубахе,
   Николай, пока подрубали на затылке его сухие рыжие волосы, все гляделся в зеленый осколок копеечного зерка­ла. Падают желтые клоки на полотенце, голова Николая становится меньше, уши отстают и торчат. Взяв у старосты ножницы, он подстриг и усы: стал длиннее его лебединый конопатый нос. Потом он нарядился: надел синюю атласную рубаху с рукавчиками, с тремя крупными белыми пуговица­ми на высоком вороте, отделанном каемкой кружев; под­поясался малиновым шелковым жгутом с махрами; вбил но­ги в тесные сапоги с лакированными узкими голенищами. Рубашка коротка, ноги Николая, обтянутые кавалерийскими штанами, слишком топки, сам он худ и сутул, глаза у него маленькие, зеленые.
   В доме сумрачно. Теплый воздух, льющийся в открытые окна, не скоро нагреет его. Все промерзло за зиму, с потол­ка в зале огромным животом висит отставшая, в коричневых подтеках, бумага. Морозы, время портят и зеркала, сделали их молочно-серебристыми. Расставив ноги, глядя на мутное отражение своего морщинистого лица, князь долго скоблил щеки тупой бритвой. Пора, пора бросать настаивать водку лимонными корками! Соли в черных усах все прибавляется, редеют волосы... Намочив и причесав
Страницы: 1 2 3

Бунин Иван Алексеевич - Произведения - "Всходы новые"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"