Бунин Иван Алексеевич
Бунин Иван Алексеевич
1870-1953

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)


Рассказ "Последняя осень"
Бунин Иван Алексеевич - Произведения - "Последняя осень"


 

I

 
   Утром разговор за гумном с Мишкой.
   Приехал с фронта на побывку.
   Молодой малый, почти мальчишка, но удивительная русская черта: говорит всегда и обо всем совершенно безнадежно, не верит ни во что решительно.
   Я стоял на гумне за садом, он шел мимо, вел откуда-то с поля свою мышастую кобылу.
   Увидав меня, свернул с дороги, подошел, приостановился:
   - Доброго здоровья. Все гуляете?
   - Да нет, не все. А что?
   - Да это все бабы на деревне. Все дивятся, что вот вас, небось, на войну не берут. Вы, мол, откупились. Господам, говорят, хорошо: посиживают, говорят, себе дома!
   - Не все посиживают. И господ не меньше вашего перебили.
   - Да я-то знаю. Я-то там нагляделся. А с них, с дур, что ж спрашивать. Ну, да это все пустое. А вот как наши дела теперь? Как там? Вы каждый день газеты читаете.
   Я сказал, что сейчас везде затишье. Но что англичане и французы понемногу бьют.
   Он невесело усмехнулся.
   - А мы, значит, опять ничего?
   - Как ничего?
   - Да так. Мы его (немца), видно, никогда не выгоним.
   - Бог даст, выгоним.
   - Нет. Теперь остался.
   - Ну вот и остался!
   - Да как же не остался? Чем мы его выгонять будем? У нас и пушек нет, одни шестидюймовые мортиры.
   - Откуда ты это взял?
   - Агитаторы говорят. Да я и сам знаю.
   - Нет, у нас теперь всего много. И пушек и снарядов.
   - Нет, одни шестидюймовки. А крепостную артиллерию возить не на чем.
   - Опять неправда.
   - Какой там неправда! По этакой дороге разве ее свезешь на лошадях? Только лошадей подушишь. Станешь ее вытаскивать, а она на два аршина в землю ушла, а хобот и совсем в грязи не видать. Нет, это вам не немцы!
   - А что ж немцы?
   - А то, что немец рельсы проложил - везет и везет. А войска наши какие? Легулярные войска, какие были настоящие, царские, все там остались, а это ополченье - какие это войска? Привезут их на позицию, а они все и разбегутся. Подтягивай портки потуже да драло. Все, как один.
   - Ну, уж и все!
   - Верное слово вам говорю. Да вы то подумайте: чего ему умирать, когда он дома облопался? Теперь у каждой бабы по сто, по двести штук спрятано. Отроду так хорошо не жили. А вы говорите - умирать! Нет уж, куда нам теперь!
   Махнул рукой, дернул лошадь за повод и пошел, даже не поклонившись.
   Утро светлое, на почерневших, почти голых лозинках, на их сучьях и редкой пожухлой листве - блестки растаявшего мороза. На мужицких гумнах золотом горят свежие скирды, стаями перелетают сытые голуби, давая чувство счастливой осени, покоя, довольства, - это правда: "облопались". Вдали, у нас, в сизо-туманном утреннем саду, мягко, неизъяснимо-прекрасно краснеют клены.

II

 
   После ужина пошел по деревне. Темно, ночь бодрая, холодная.
   Пройдя деревню, увидал с косогора огоньки внизу, на водяной мельнице у Петра Архипова. Пошел туда.
   Спустившись, подошел к открытым воротам мельничного сруба: там внутри все шумит и дрожит, - мельница работает. Возле жирновов стоит и тускло светит в мучнистом воздухе запыленный мукой фонарь, а вверху сруба, - он без потолка, - и кругом, в углах, - мрачный сумрак. Пахнет тоже мукой, сыровато, хлебно.
   Петр Архипов сидит возле фонаря, похож на Толстого. Большая, побелевшая от муки борода, побелевший полушубок; картуз, совсем белый, надвинут на брови. Глаза острые, серьезные.
   Против него, на обрубке гам, сидит какой-то кудрявый мужик, незнакомый мне. Уперся локтями в колени, курит и смотрит в землю.
   Поздоровавшись, присел и я себе.
   - А мы Вот о войне говорили, - сказал сквозь шум мельницы Петр Архипов. - Вот он ничему не верит, никакой нашей победы не чает.
   Мужик поднял голову и ядовито усмехнулся.
   - А как ты сам-то, Петр Архипыч? Тоже не чаешь?
   Он холодно взглянул на меня.
   - Я? А я не знаю. Пусть их воюют. Воюйте на здоровье.
   Это, господа дворяне, ваше дело.
   - Это как же так?
   - А так. Нам, мужикам, надо одно: ничего никому не давать, никого
Страницы: 1 2

Бунин Иван Алексеевич - Произведения - "Последняя осень"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"